joker

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Мастер цеха технического обслуживания - 1 КП «Скоростной трамвай» Наталья Буряк:
«ОТВЁРТКОЙ ТКНУЛ - И В ЖЕЛЕЗЕ ДЫРКА, А ЭТО НЕСУЩАЯ БАЛКА, НА КОТОРОЙ ДЕРЖИТСЯ ВАГОН» - специальный репортаж о трамваях Кривого Рога Наталии ШИШКИ и «Домашней газеты»

230921 11 min

Когда в городе отмечалось 75-летие начала трамвайного движения, Наталью Буряк вызывали на сцену как члена трудовой династии, профессионала своего дела, отдавшего криворожскому трамваю немало лет добросовестного труда.

А в прошлом году она получила 12 выговоров и была внесена в чёрный список тех, кого нужно убрать из предприятия. Такие метаморфозы происходят из-за того, что как раз профессионалы становятся заложниками популистской политики власть имущих.

Долбишь мозги начальству тем, что для выпуска трамваев на линию в надлежащем техническом состоянии нужны запасные части? Отказываешься списывать материалы, которых и в глаза не видела? Тогда, как в той поговорке про один шаг от любви к ненависти, из золотого фонда предприятия переходишь в категорию скандалистов и провокаторов. Что, собственно, и произошло с Натальей Буряк.

«ДА ОНА РОДИЛАСЬ В ТРАМПАРКЕ!»

Речь пойдёт о предприятии, которое после очередной реорганизации называется КП «Скоростной трамвай». Но о той его части, которая представляет собой наземный трамвай, - депо №1.

Там любят пошутить, что Наталья Буряк родилась в трампарке. И в этой шутке только доля шутки, поскольку после войны в трамвайном депо работала её бабушка и до получения квартиры жила в бараке на территории трампарка.

По полстолетия труда отдали криворожскому трамваю отец и мама Натальи. Общий трудовой стаж только ближайших её родственников на предприятии составляет более 170 лет. А если приплюсовать ещё стаж свекрови, сестры мужа, мужа сестры, которые тоже трудились и трудятся на криворожском трамвае?

Как и её мама с отцом, со своим мужем Наталья познакомилась в депо. Электрик Сергей Буряк работает на предприятии, как и она, без малого 30 лет, с перерывами только на срочную службу и участие в АТО.

Наталья закончила горный техникум по специальности маркшейдер, где изучала горное оборудование. А тягу к инженерной части унаследовала, говорит, от отца своего отца, который погиб на войне.
Трудовая книжка Натальиной бабушки и много их семейных фотографий стали экспонатами музея предприятия на Трампарке. А в её личном архиве хранятся грамоты и благодарности за профессиональное мастерство, за качественное выполнение профессиональных обязанностей.

Но одно дело почёт и уважение, писаные словами на листочке с вензелями, совсем другое - производственные реалии. Когда во что бы то ни стало нужно обеспечивать выпуск на линию «музейных экспонатов».

230921 12 min

«ЦЕХ СПАРТАНСКИЙ»

- Цех у нас, можно сказать, спартанский, неотапливаемый. Сквозняки, разбитые стёкла. Люди болеют, очень часто простудными заболеваниями. У нас тяжёлый ручной труд, приходится поднимать тяжести. И это не то, что поднял один раз 40-50 килограмм, - поднимают по 100 и больше. Заменить узел проблематично - нету ни домкрата, ни тельфера, всё вручную на ломиках подымается, - рассказывает Наталья.

В последнее время, когда благодаря активной общественности и соцсетям факты невыпуска трамваев на линию, остановки во время работы в линии, схода вагонов с рельс обретают широкий резонанс, на предприятии обстановка накалена. Хотя Наталья тот человек, который внутри предприятия «накалял обстановку» уже давно, стоя на той позиции, что нельзя обеспечивать выпуск вагонов на линию любой ценой.

Последние четыре года она работала начальником цеха ТО - 1, где вагоны проходят техническое обслуживание более углублённое, чем ежедневный осмотр. Без проведения ТО - 1 вагон не может работать в линии.

- Люди стараются, но если в бригаде должно работать десять человек, а их по факту пять? Нам надо было выпустить 12 единиц, а выпускаем 8. Была оперативка в цехе, присутствовал начальник депо Чабан Владимир Александрович. Я сказала: сделаем, что можем, мало людей, а объёмы работ большие. Объяснила, что люди таскали тяжести, из-за этого у них проблемы со спиной, болевые синдромы. На что начальник депо сказал, что это их проблемы, что ему не нужны больные - пусть ищут другую работу. Но существует регламент, согласно которому на каждый вид работы установлена норма времени. Выкатка тележки - два часа, монтаж, демонтаж... И при этом с нас хотят не 100% выработки, а 200% и больше, - описывает Наталья свою полемику с начальством, которому пыталась донести, что люди работают на износ. То же самое касается техники.

«ДВА ЧАСА НА ПОИСКИ КУСКА ЖЕЛЕЗА»

- Всё оборудование уже исчерпало свой ресурс. То, что сейчас стали понемногу покупать, - капля. У нас подвижной состав - 75 единиц, ещё 10 - спецтехника. И стоят аккумуляторные батареи, которые уже физически отработали своё. Мы пытались их восстанавливать, делали новые корпуса, промывали, но всё равно: активной массы там практически не осталось. То холод, то жара - и эти аккумуляторы уже не выдерживают. Но трамвай без аккумулятора работать не может. Аккумулятор сдох - и вагон остановился. Хорошо, что не катится с уклона. С другой стороны, это сбой пассажирской перевозки, - констатирует Наталья.

Отработав на предприятии 27 лет, она оценивает нынешнее состояние подвижного состава как печальное. Констатирует, что оборудование они ставят бэушное, нового нет.
- Если же говорить о транспортной инфраструктуре, то есть участки, где изношенность пути более 50%. Стыки, перепады. Должна быть балластная подушка, чтобы путь не проседал. Очень проблемные стрелочные переводы, из-за чего бывают сходы вагонов. Щебень подсыпать надо, чтоб рельс не гулял. А так вагон едет - идут скачки.

Отламываются соединительные шунты между рельсами, из-за чего тоже прерывается цепочка в трамвае. Минус идёт с рельсы, плюс с контактной сети, не будет сплошного минуса - сбой. Проблемы с контактной сетью: троллеи провисают из-за перепада температур. Грузов, которые раньше растягивали троллеи, сейчас нет. Опоры трескаются, ломаются, - описывает наша собеседница.

Нужно ли объяснять, что состояние транспортной инфраструктуры напрямую влияет на состояние вагонов и в конечном итоге - на качество пассажирских перевозок? Как по таким путям поедет новый транспорт, в ожидании которого находится город, большой вопрос.

- Надо вкладывать очень большие деньги. Из года в год. На днях мы осматривали вагон №429, который 25 июля вышел из планового ремонта. Но там уже коррозия металла, разрушаются ступеньки подножки, на которую мы становимся, чтобы зайти в салон. Пассажир может провалиться и травмироваться. Так мне понадобилось два с половиной часа, чтоб найти кусок железа и хоть как-то отреставрировать эту ступеньку. В цехе плановых ремонтов пытались что-то сделать, но закрасить - не значит поменять металл. Рама разрушается. Отвёрткой ткнул - и в железе дырка, а это несущая балка, на которой держится вагон, - рассказывает Наталья.

«А НЕТУ!»

В мае этого года её вынудили уйти с должности начальника цеха на мастера. Заместитель главного инженера предприятия Сергей Баландин (депутат областного совета от Блока Вилкула - Авт.), которого бросили на разруливание конфликта между ней и начальником депо №1 Чабаном, взял кипу докладных, написанных на неё, вспоминает Наталья, и сказал, что её надо отстранить от работы и разбираться на предмет соответствия занимаемой должности.

- Говорил, что во время разбирательства я не буду получать зарплату, что им придётся меня уволить. А так как я ценный сотрудник, они предлагают мне работу мастера в цехе. Так на меня давили систематически, выносили взыскания. При этом никто не разбирался по существу. В объяснительных я каждый раз указывала все обстоятельства и аргументы, но этого, похоже, никто не читал. Лишь бы была бумага для юриста, подколоть, что оно есть. Появилась в Интернете информация, что вагон стоит и дымит. Наказать! А почему оно дымило... Вагон в линии не едет. А кто выпускал? Наказать, уволить, убрать! Нет у нас взаимопонимания с начальником депо. Он пытается выставить так, что я не выполняю свою работу, его задания. Я понимаю, что он хочет перед своими руководителями выглядеть исполнительным, умелым организатором. Но состояние подвижного состава таково, что зачастую невозможно сделать то, что он запланировал. А он уже отчитался, - рассказывает Наталья. - Он говорит, что как только меня видит, его уже трусит. А я пытаюсь донести: чтоб отремонтировать, надо что-то вложить. У меня потребность в болте, гайке, металле, в каком-то сопротивлении, диоде... Есть вагоны, которые стоят в ожидании планового ремонта, - мы с них тянули. Но надо же делать и плановый ремонт. На вагоны, которые выходят с ТО- 2, среднего ремонта, надо ставить новое. А они стоят на ремонте месяцами, потому что их не могут укомплектовать. Я обращаюсь непосредственно к своему руководителю: мне нужен металл, мне нужно сопротивление, чтобы запустить вагон. А он себя по карманам хлопнул: «А нету!» А мне что делать? Вы утверждаете, что я саботирую выпуск. При этом смеётесь в лицо и говорите: «Нету!»

«НАЧАЛЬНИК ДЕПО КАК СТУКНУЛ КУЛАКОМ ПО СТОЛУ!»

Почему же предприятие, оказывающее высоколиквидную услугу в городе длиною в жизнь, постоянно находится в затруднительном финансовом положении?

- Я так понимаю, наши непосредственные руководители очень боятся гнева своих руководителей. А те боятся гнева в горисполкоме. Если он придёт туда и скажет «Мне надо!», то ему скажут: «До свидания». Как у нас в депо сейчас, - делится соображениями Наталья. - Много проблем в плане охраны труда. Инженер по охране труда задаёт вопрос, где моя каска. А мне не выдали. Когда я работала начальником цеха, написала кучу служебок, просьб, поднимала вопросы на оперативках, что люди покупают инструменты за свои деньги, что у них нет соответствующей спецодежды, потому что предприятие покупает синтетику. А нам всё время говорят: »Потерпите, подождите, сейчас нет средств». Когда ещё работал мой отец, тяжелые были времена, но мы хоть немножечко давали людям: ключи, какие-то отвёртки, приспособления, мультиметры. А теперь люди покупают за свои. Но когда-то приходит край. Люди говорят: почему мы должны по 200 гривень с зарплаты выбрасывать? Перчаток нет, только рукавицы, брезентовые, жёсткие. Слесарю пойдёт, а электрик гаечку возьмёт брезентовыми рукавицами? Опять покупать за свои. Когда внедряли бесплатный проезд, то в цехе поняли так, что у города достаточно денег, что всё просчитано, что руководством поданы соответствующие цифры, - и всё будет приобретаться. Да, пришло шесть комплектов аккумуляторов, видела, как разгружали карданы, опоры, бетонные шпалы, стрелочные переводы, какое-то железо. Но с учётом того, что всё сильно изношено, это капля, а там надо, надо и надо. Недавно на планёрке Чабан как стукнул кулаком по столу, так из кружки ложечки вылетели. Я так понимаю, это уже от безысходности. Но, извините, а вы что сделали для того, чтобы те трамваи поехали? Только пугать, наказывать... А мне, чтобы найти нужную деталь и запустить тот трамвай, надо пробежать марафон по всем цехам.

«А ЩЕ ПОХОДЕ!»

В общем, из золотого фонда предприятия Наталья перешла в разряд «скандалистов», «провокаторов», «профнепригодных».

- Чтоб вынудить уйти с должности начальника цеха на мастера, меня целый год терроризировали. Что я неисполнительная, что из-за меня меня нет выпуска, что я людей настраиваю против начальника депо. Я могла бы дать кучу материала - он бы уже лишился должности. Но моя цель -не добиться увольнения начальника, а чтоб уважали людей и создали им нормальные условия труда. Чтобы зимой ноги не примерзали к бетону. Чтобы им в цехе за шиворот не лилась вода. А меня записали в главные конфликтёры. Но я не конфликтёр. Я требовала, чтобы нас услышали, и поднимала вопросы только касательно производства, не преследуя личных целей. А получилось, что я скандалист и провокатор. На очередном собрании начальник службы депо по эксплуатации Надежда Клименко заявила, что из-за моего цеха не было выпуска вагонов. А она разобралась, почему не было? Потому что мне отремонтировать их было нечем. Я не могу неисправные вагоны выпускать. Она заставляет выпускать неисправные вагоны на линию. «А ще походе!» - их девиз. Вот (Наталья показывает снимки в телефоне - Авт.) побиты зубья на вал-шестерне, которая вращает колёса. Мы должны заменить, но нечем, а выпуск дай. «А ще походе!» Вот «башмак» развалился на части, железо всё отпало. Менять надо, на вторую смену этот вагон уже не выедет. Вот светильники кто-то скотчем склеил. Это вагон после капиталки. Крыши проломанные замазываем, чтоб вода не текла в салон, но всё равно течёт. Вот после планового ремонта вся смазка на колесе - не держит сальник. Вот пульт управления. Жесть. Это вагон вышел из среднего ремонта. Всё раздолбанное, ни глазков нет, ни подсветки приборов, спидометр не работает. Я его вернула в цех плановых ремонтов. Это не понравилось. Есть комиссия, которая принимает вагоны из планового ремонта, и я как начальник цеха была членом этой комиссии. У меня каждый раз замечаний было на два листка. Начальство это не устраивает. Тумблеры пришли в негодность, перебираем, из двух-трёх один делаем. Бегаем - хоть кусок ДВП бэушного найти! Вот стакан, это редуктор, который вращает колёсные пары, - на одном вагоне ремонтируется по три-четыре раза за короткий период. Это «качество» планового ремонта, из-за этого вагоны стоят, нет выпуска. Я всё это слала и директору, и Баландину. Смотрите, в каком состоянии нам отдали вагон из планового ремонта: ничего не затянуто, всё раскручено, грязное, болтается. И вы хотите, чтоб выпуск был? Где те тормоза будут? Водителям надо медали давать, что они выезжают, - заключает Наталья.

«ГДЕ МАТЕРИАЛЫ, КОТОРЫЕ СПИСЫВАЮТСЯ?»

В течение прошлого года на неё было наложено 12 взысканий. В этом году уже ознакомили с тремя приказами. Обстановку, которую ей создали в депо, вполне можно охарактеризовать словом булинг.

- Прессовать меня начали ещё три года назад, когда я говорю: «Где материалы? Я списываю по лимитке хрен знает сколько, а этого даже в цехе нет.» А меня заставляли списывать. Железо, круг - не было этого. Алюминиевые вставки, цветмет, там стоит медная жила, - у меня в цехе пять штук, а мне списать надо 15. Сейчас, будучи мастером цеха, материальный отчёт я не делаю. А когда делала, сказала: того, что у меня не было, списывать не буду. И с того момента начался пресс, - вспоминает Наталья.

При этом отмечает, что в последнее время в цех начали поступать запчасти, которые в прошлые годы можно было увидеть только в бумагах на списание. Станет ли платой за столь скромные подвижки её увольнение? Будем внимательно следить за развитием конфликта.

Наталия ШИШКА,
«Домашняя газета»,
ДАЙЖДЕСТ,
специально для рубрики
Новости Кривого Рога
сайта Весь Кривой Рог

Комментарии   

-3 #3 кеп 24.09.2021 13:41
просто женщина уже пожилая и понимает что кроме должности уборщицы ей на рынке труда ничего не светит вот и терпит. жаль ее
Цитировать
+4 #2 Николай 23.09.2021 15:37
Да просто уйдите оттуда. зачем этот гемморой?
Цитировать
+7 #1 Владимир 23.09.2021 10:31
Низкий поклон порядочным профессионалам-хозяйственникам! На таких людях всё у нас везде только ещё и держится.
Цитировать

Добавить комментарий