1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

В среду, 24 февраля, работа профкома ПМГУ ПАО «АрселорМиттал Кривой Рог» практически на целый день была парализована в связи резонансным событием: в помещениях профсоюзного комитета сотрудниками правоохранительных органов был проведён обыск, санкционированный определением Ингулецкого районного суда нашего города.

PMGU 403

1-го марта, на состоявшемся в тот день оперативном совещании профактива предприятия, это резонансное событие прокомментировал председатель профкома Юрий Бобченко. Юрий Викторович извинился перед членами профкома, председателями цеховых и участковых комитетов профсоюза за то, что информацию по данному поводу, как говорится, из первых уст, а не из социальных сетей или различных СМИ, они смогут получить с некоторым опозданием.
Дело в том, что в день проведения обыска председатель профкома был в командировке в Киеве, в Федерации профсоюзов Украины. Сразу по возвращении оттуда он отправился в другую командировку: на этот раз в Днепропетровск, где по инициативе ЦК ПМГУ состоялось всеукраинское совещание с работодателями горно-металлургической отрасли, посвящённое такому важному вопросу, как выполнение на предприятиях ГМК нашей страны социальных гарантий, в том числе в части повышения уровня оплаты труда. Поэтому только в начале текущей недели у председателя профкома появилась возможность «вживую» поговорить в родном коллективе на тему, которая всех взволновала, быстро успев обрасти всевозможными домыслами и слухами.
Как рассказал Юрий Бобченко, обыск в помещениях профкома был проведён в рамках уголовного производства, открытого и внесённого в единый реестр досудебных расследований ещё в 2013 году. Данное уголовное производство было открыто на основании обращений в правоохранительные органы нескольких лиц, заявивших о возможных фактах злоупотребления своим служебным положением со стороны должностных лиц профкома, в частности, при закупках в 2012 году бутилированной питьевой воды и санаторно-курортных путёвок, которыми обеспечивались работники предприятия. По утверждениям заявителей, такие закупки могли осуществляться профкомом по завышенным ценам.
Чтобы не было никаких кривотолков, председатель профкома, обращаясь к участникам оперативного совещания профактива, пояснил, что в данном случае речь идёт о расходовании средств не из профсоюзного бюджета, который формируется благодаря поступлению взносов от членов профсоюза. Предметом разбирательств стало расходование средств, которые выделялись целевым образом на закупку воды и путёвок собственником предприятия с указанием конкретных объёмов финансирования в утвержденных администрацией сметах, не составляющих никакой коммерческой тайны. То есть никаких перерасходов тут быть не могло, ибо профком был обязан отчитаться перед стороной собственника о том, как использовались эти средства, исходя из установленных лимитов. Что и было тогда сделано, и всегда делается ежеквартально, когда это касается денег, выделяемых собственником на те или иные нужды и перечисляемых на счета профсоюзного комитета. И никаких претензий со стороны администрации по поводу расходования средств в 2012 году не было.
Откуда могли появиться заявления о том, что вода и путёвки приобретались якобы по завышенным ценам? В профкоме никогда не гнались за дешёвыми путёвками в санатории с номерами так называемого эконом-класса. Все работники, которые когда-то ездили на курорт по путёвке от предприятия, могут это подтвердить. В профкоме всегда стремились приобретать санаторно-курортные путёвки только в признанные здравницы, способные на должном уровне обеспечить оздоровление и отдых людей, создав для них комфортные бытовые условия и располагая хорошей медицинской базой. Понятно, что путёвки в такие санатории априори не могли быть из разряда дешёвых. Но при этом цены на путевки, приобретенные профкомом, всегда были меньше по сравнению со стоимостью путевок, продаваемых санаториями в розницу.
Что касается бутилированной воды. Тут надо учитывать, что тогдашний поставщик взял на себя доставку воды непосредственно в каждое структурное подразделение предприятия, ее разгрузку, а также вывоз оттуда опорожнённой тары, используя для этого собственный транспорт. Естественно, это не могло не отразиться на стоимости поставок воды. Кроме того, надо отметить, что выбор поставщика осуществлялся открыто – генеральным директором предприятия при участи других представителей администрации и представителей профкома.
Интересно, что заявление о злоупотреблениях в профкоме поступили в правоохранительные органы лишь в августе 2013 года, когда у профкома стали «накаляться» взаимоотношения с тогдашней администрацией. Причём, всё равно эти заявления исходили не от самой администрации, которая, казалось бы, в первую очередь должна была бы быть заинтересована в эффективном использовании средств собственника, а от отдельных работников предприятия.
Напомним, что в то время профком пытался активно противодействовать политике администрации, приводящей к необоснованному сокращению на предприятии рабочих мест и уменьшению численности работников, обращаясь по этому поводу во все инстанции. В апреле 2013 года на конференции трудового коллектива предприятия по предложению профкома были утверждены требования наёмных работников к работодателю, невыполнение которых послужило основанием для вступления в коллективный трудовой спор. Тогда же профком официально обратился к собственнику с требованием уволить генерального директора Полякова А.И., ответственного за невыполнение коллективного договора предприятия, который в конце концов и был уволен. Вот в такой обстановке и было открыто уголовное производство.
Сам факт его существования неоднократно использовался заинтересованными лицами в своих целях. Например, в начале 2014 года, перед проведением отчетно-выборной профсоюзной конференции на электронные адреса делегатов конференции была разослана информация о возбужденном уголовном деле. Нетрудно догадаться, с какой целью это было сделано.
Следует подчеркнуть, что с момента открытия вышеуказанного уголовного производства в профкоме никогда не уклонялись от сотрудничества со следствием, всегда предоставляли все запрашиваемые документы и информацию с учётом действующих законов «О защите персональных данных» и «Об информации». Уже несколько раз правоохранители сообщали о готовящемся закрытии уголовного производства, однако по непонятным причинам этого так и не произошло, хотя за время следствия никому из должностных лиц профкома не вручалось уведомление о подозрении в каком-то правонарушении, не предъявлялось никаких обвинений.
Чем было вызвано судебное определение о проведении обыска на третий год после возбуждения уголовного производства? – по словам Юрия Бобченко, ему даже трудно предположить. Представители администрации предприятия, которые могли бы пытаться таким образом свести какие-то свои личные счёты с профкомом, давно уволены. Подозревать нынешнее высшее руководство предприятия в стремлении «надавить» на профком с помощью уголовного производства нет никаких оснований, судя по тому, как в последнее время строятся взаимоотношения между профкомом и администрацией, сейчас в топ-менеджменте предприятия представлены руководители, которые самые сложные вопросы предпочитают решать в формате открытого диалога.
Сейчас профком работает, как и раньше, в обычном режиме, в том числе осуществляются выплаты членам профсоюза материальной помощи, предоставляются санаторно-курортные путёвки. Как отметил Юрий Бобченко, он убеждён, что справедливость в данном деле обязательно восторжествует, и все вопросы со стороны правоохранителей к руководству профкома будут сняты.
P.S. Даже если поставить себя на место человека, склонного всех подряд подозревать в нечестности и в готовности к каким-то махинациям – была бы для того возможность, то всё равно, согласитесь, в этом деле можно найти массу моментов, свидетельствующих не в пользу версии о злоупотреблениях в профкоме. Например, почему правоохранители тянули с проведением обыска несколько лет? Понятно, что реальные правонарушители, зная о проведении следствия, вряд ли стали бы столько времени хранить какие-то улики, наверняка, они бы постарались поскорее замести следы. Ведь так? Поэтому, может, в правоохранительных органах изначально не верили в существование каких-то вещественных доказательств, которые могли бы подтвердить факт злоупотреблений со стороны руководителей профкома?
И ещё. Фотокорреспонденту нашего профсоюзного издания во время проведения обыска правоохранители не позволили присутствовать при всём этом, элементарно не пропустив его в помещения профкома, хоть он и предъявил журналистское удостоверение. С одной стороны тут не может быть никаких претензий к правоохранителям, ведь действующий Уголовно-процессуальный кодекс Украины предусматривает недопустимость разглашения сведений досудебного расследования, то есть разглашать такие сведения можно только с разрешения следователя или прокурора. Но, с другой стороны, непонятно почему журналистам «Первого городского» телеканала было разрешено снять телесюжет об обыске в профкоме и в тот же день показать его на телевидении? Чем объясняется такая избирательная гласность?
Поэтому складывается впечатление, что кто-то, используя тот факт, что правоохранители в любом случае обязаны провести расследование по поступившим к ним заявлениям о возможных злоупотреблениях в профкоме, хотел бы просто запятнать репутацию профсоюзного комитета ПМГУ и его руководителя.
Помните как в том анекдоте?
Жена говорит мужу: «Так, наших кумовьёв мы больше в гости приглашать не будем».
– Почему?
– А когда они у нас были в последний раз, потом у нас серебряные ложки пропали.
– Так ложки ж нашлись! Не брали они их.
– Да, нашлись. Но осадок-то остался…
Так, может, кто-то именно на такой осадок и рассчитывал, решив превратить в «телешоу» проведённый в профкоме обыск?

Подготовил Виктор НИКОЛЬСКИЙ,
разрешено для публикации на сайте
Весь Кривой Рог

Добавить комментарий