Зелена планета
1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

Судом допрошена вторая потерпевшая по делу - Юлия Почевалова. Девушка сообщила, что военная прокуратура расположена в жилом доме и занимает в нем два этажа. Выяснено и то, что потерпевшая в одно и то же время смогла присутствовать сразу в нескольких местах: в военной прокуратуре на улице Ленина, в паспортном столе на КРЭСе или, возможно, дома, на улице Ватутина.
В это трудно поверить, но Юлия Почевалова проходит в качестве потерпевшей вместе с двумя подругами. Не сговариваясь между собой, они, каждая в свое время, направились в военную прокуратуру для написания заявлений. А узнали они о том, что находятся в одной упряжке - только во время начала процесса, когда увиделись в зале суда. Верим?

130616 9

«Шесть паспортят да в суд пошли гулять
Одного ужалил адвокат, и их осталось пять».

Лёд тронулся
В Центрально-Городском районном суде Кривого Рога под председательством судьи Ивана Быканова продолжается рассмотрение уголовного дела по обвинению Сергея Чернаты и Инны Евтушенко в совершении преступления, предусмотренного статьей 368 ч. 3 УК Украины (получение взятки). Напомню нашим читателям, что Сергей Черната в момент его задержания занимал должность заместителя начальника паспортного стола Центрально-Городского района, а его родная сестра Инна Николаевна - начальника паспортного стола Жовтневого района.
Государственное обвинение в суде до последнего времени поддерживала ВОЕННАЯ прокуратура в лице прокурора Андрущенко. 9 марта своего коллегу сменил военный прокурор Виктор Насиковский. А уже 29 марта - в судебном процессе появился военный прокурор Кравченко. И снова - Насиковский.
Интересы обвиняемых представляют известные в городе адвокаты: Лариса Вовк, Александр Третяченко и Владислав Ямковой. Сергей Черната находится под стражей, а Инна Евтушенко отпущена судом после внесения залога. Потерпевшими по делу было признано аж восемь человек, большинство из которых напрочь отказываются ходить на судебные заседания. Из списка потерпевших вычеркнута одна из девушек, эпизод с которой в обвинительном акте отсутствует.

Пархомец тоже можно
Как и обещал, возвращаюсь назад, в 22 марта этого года. Именно в этот день была допрошена вторая потерпевшая по делу - Юлия Почевалова. Но давайте обо всем по порядку.
Оказалось, что военный прокурор Виктор Насиковский так и не выучил фамилии своих потерпевших. Нет, может фамилии он и знает, но не может этих девочек-титушек идентифицировать. Суд решил допрашивать вторую потерпевшую, не дожидаясь, пока соизволит явиться в суд первая, еще не до конца (в смысле - не совсем) допрошенная потерпевшая Алёна Фоменко. Но кого допрашивать дальше? Кто следующий? Военный прокурор решил так: которая из них сидит на скамейке с краю, та и следующая. А было это так. Военный прокурор, обращаясь к потерпевшей: «Ну вот, как ваша фамилия? (Видать, что дело идет к склерозу - авт.) Почевалова? Давайте ее и допрашивать».
Адвокаты защиты в свою очередь предложили допрашивать потерпевшую Дарью Пархомец, потому как именно эта юная особа находится в верхней части списка потерпевших.
Прокурор: - Пархомец??? Тоже можно.
Смех в зале. Судья тоже рассмеялся и принял решение все же допрашивать Почевалову. Как говорится, первое слово дороже всего.

«Милиция меня смущает»
Итак, за трибуной - потерпевшая по делу Юлия Почевалова. Девушка рассказала суду, что решила оформить себе загранпаспорт, притом срочно. И не простой, а с отпечатком пальца. Собралась она в конце октября 2015-го года и направилась прямиком к начальнику Жовтневого паспортного стола Инне Евтушенко. Денег с собой не брала. И даже не знала, сколько же стоит этот документ, притом с отпечатком пальца, тем более - срочно. Так вот, не взяла она с собой денег и пошла в паспортный стол к его руководителю. Ах, да, загранпаспорт, притом срочно, ей понадобился для поездки в Турцию, на отдых. Как вы поняли, с октября месяца прошлого года девушка так и не отдохнула.
Ну, а дальше, как под копирку прозвучали показания, почти такие же показания, как и предыдущей допрошенной потерпевшей. Зашла Юлия в кабинет начальницы, та написала на листочке бумаги «1500 гривен» и сказала, чтобы до 17 часов эта сумма уже была у нее. А потом, мол, Юле позвонят на мобильный телефон, и скажут, что делать дальше. Сплошной детектив. Это больше похоже на похищение с последующим выкупом, чем на получение паспорта.
Юлию это возмутило, потому как она нутром чуяла, то ли знала, что за паспорт нужно заплатить не больше 600 гривен.
Во, уже знала, а изначально говорила, что вообще не в курсе, сколько стоит загранпаспорт. Ну да ладно, бывает. Юлия вышла из паспортного стола, сделала ксерокопию паспорта, снова вернулась, принесла Инне Евтушенко эту копию. А потом девчонку осенило: этот беспредел нужно прекращать. Хрен с ней, с поездкой в Турцию, к черту отдых, когда в Кривом Роге творится такое безобразие. Юлия видит перед собой Жовтневый райотдел милиции. Но девушку этот факт подобного соседства смутил. Так и сказала: смутил. Ага, да здесь же всё повязано. В милицию идти нельзя, но подобное прощать - тоже нельзя.

Всё пришлось делать самой
Нужно обращаться в другие структуры. Кругом один КРЭС, куда бы податься, да написать заявление. И вот она, эврика, в военную прокуратуру надо ехать! Сначала Юлия отправилась домой, взяла из заначки (так и сказала - из заначки) 1600 (на сотню больше) гривен и поехала в военную прокуратуру, в Центрально-Городской район на улицу Ленина.
А откуда она вообще узнала о существовании военной прокуратуры? Юлия в курсе, наслышана, что именно это ведомство творит чудеса. В смартфоне вошла в Интернет, навела справки. И поехала маршруткой на площадь Освобождения. А где же искать эту улицу Ленина, если живешь на улице Ватутина? Эти края ведь ей не знакомы.
Но и это не проблема. Смотрит в смартфон, открывает в Интернете карту Кривого Рога и идет в направлении военной прокуратуры по навигатору. Как-то так. Нашла она военную прокуратуру, радость-то какая. Сообщила военному прокурору, что желает написать заявление. Отдала прокурорам деньги, номера купюр переписали при двух понятых и снова отдали заявительнице. На, говорят свои деньги, и направляйся своим ходом в Жовтневый паспортный стол и отдавай их Инне Евтушенко. И уже около 17.00 часов она вошла в кабинет Инны Евтушенко, тупо отдала 1500 гривен и ушла, в надежде, что ей потом позвонят и скажут, что делать дальше. Притом потерпевшая не помнит, в руки она эти деньги отдавала Инне Евтушенко или просто положила их на стол.

Суфлер в военной форме
И с чувством выполненного долга Юлия отправилась домой. А потом ей позвонили. Позвонил, по ее словам, Сергей Черната, представился и сказал, чтобы она на следующий день явилась к нему в Центрально-Городской паспортный стол. Юлия приехала, тут же сфотографировалась и ушла в военную прокуратуру докладывать, что очередная фаза «разоблачения коррупционной схемы» завершена.
Но вот неувязочка. Как же так получилось, что, выходя из дома, Юлия не знала, сколько стоит загранпаспорт, а потом уже знала точную цифру, как Отче наш. Юлия оправдалась, что увидела стоимость загранпаспорта в коридоре паспортного стола на стенде.
Допрашивая потерпевшую в суде, военный прокурор Насиковский начал чудить. Он стал не только задавать девушке наводящие вопросы, но и зачастую сам на них и отвечал. Ну, к примеру: «Вы зашли к Евтушенко, правда?». Смех в зале. Адвокаты тут же возмутились некорректностью задаваемых прокурором вопросов. Судье с трудом удалось утихомирить пыл военного прокурора. Говорю с трудом, потому как со стороны могло показаться, что в кресле прокурора сидит неадекватный человек, который слышит только самого себя и на происходящее не реагирует. Не реагирует даже на судью, который безуспешно пытается его остановить.

«Повстречались на опушке три веселые подружки»
Вопрос адвоката защиты: - А почему вы направились именно в военную прокуратуру?
Потерпевшая: - О военной прокуратуре у меня только хорошие отзывы.
Браво, потерпевшая. А вот где эти отзывы она услышала, прочитала, то на этот вопрос Юлия ответить затруднилась. Я тоже не разобрался с подобным выбором. Лично у меня - самые лучше отзывы о природоохранной и транспортной прокуратурах. Так почему же эта девушка направилась именно на улицу Ленина?
Потом, отвечая на вопросы адвокатов защиты, Юлия сообщит, что еще в сентябре, за месяц до этих событий, она мечтала о получении загранпаспорта. И тут же выяснилось, что Юлия находится в дружеских отношениях еще с двумя потерпевшими по делу. Неожиданный, согласитесь, поворот событий.
Возвращаемся назад. Изначально Юлия утверждала, что ни с кем (вообще ни с кем) она процедуру получения загранпаспорта не обговаривала. А потом выяснилось, что обговаривала, еще и как обговаривала. Обсуждала этот вопрос со своей подружкой Дашей Пархомец, такой же потерпевшей по делу, которая написала заявление в ту же военную прокуратуру еще месяц назад, в сентябре. Поняли смысл? В сентябре Даша написала заявление в военную прокуратуру, а Юлия пошла в паспортный стол только в конце октября.
Юлия сообщила, что, по словам Даши, та планирует тоже получить загранпаспорт. На самом же деле, потерпевшая Даша Пархомец к этому времени загранпаспорт уже получила, а ее заявление находится в военной прокуратуре. Дальше - накал страстей. Оказывается, это именно Даша, зная, что следствие по делу еже начато, порекомендовала Юле направиться именно прямиком к начальнику паспортного стола Инне Евтушенко. И не просто пойти. А сказать при встрече: «Я от Даши Пархомец». Это пароль, условный сигнал. И что, вы поверите, что Юлия к этому времени не знала, что вторая потерпевшая Даша уже получила загранпаспорт? Нет, я, конечно же, понимаю, что Юлия - блондинка, но не до такой же степени? Есть еще надежда на то, что она - крашеная блондинка. Это я обращаюсь к логике. Судите сами. Даша говорит подруге Юле: скажешь Инне Евтушенко, что ты - от меня. Сразу же возникает закономерный вопрос: а откуда ты знаешь Инну Евтушенко, неужели получила загранпаспорт? А если только собираешься это делать, то откуда подобная осведомленность? Нет, никто ни о чем и никого не спрашивал, говорит Юлия (это и есть настоящая женская дружба).
Как бы там ни было, но потерпевшая Юлия получила заветный загранпаспорт за 1500 гривен через две недели. Больше ничего не платила: ни за справки, ни за фотографии, квитанций об уплате не имеет. Далее у потерпевшей случилось «тут помню, а тут не помню». Типа, какая разница, сами домысливайте, если вам надо.

С ног на голову
Адвокат защиты: - Так вы дополнительно еще что-то платили или не помните?
Голос из зала: - На усмотрение суда. (Смех в зале. Не удержался даже судья).
Вот это «на усмотрение суда» - дежурная фишка потерпевших. Как я сказал ранее, а им всё пофиг.
Далее следует заметить, что судья Быканов начал путать участников процесса. В этот день неоднократно называл потерпевших обвиняемыми. У девочек-хохотушек от услышанного округлялись глаза. Это даже не смешно: а что, если в скором будущем потерпевшие и впрямь перейдут в разряд обвиняемых за дачу ложных показаний. Как знать, как знать.
Далее суд объявляет очередное замечание военному прокурору за подсказки потерпевшей.
Юлия Почевалова начала загонять себя в угол, правда, не без помощи адвокатов защиты. Девушка сообщила, что о справке (о судимости или отсутствия таковой) она ничего не знает, в паспортный стол этот важный документ не предоставляла. И сколько вообще стоит (в общей сложности) процедура получения загранпаспорта она не знает.
Адвокат защиты Владислав Ямковой: - А военная прокуратура в сентябре 2015-го года могла знать, что с вас Инна Евтушенко вымогает деньги?
Потерпевшая: - Нет, конечно, ведь я в первый раз пошла в Жовтневый паспортный стол только в октябре.
Похоже, что у защитников имеются козыри на этот счет. Возможно, чуть позже выползет наружу тот факт, что заявление Юлии в военной прокуратуре датировано сентябрем месяцем, за месяц до фактических событий. Это уже интересно.

«Деньги отдала, и прокуроры мне поверили на слово»
Далее, отвечая на вопросы адвокатов защиты, Юлия сообщила, что на самом деле она направилась в паспортный стол для консультации, поэтому и не брала с собой деньги. Это на первый взгляд - логично. За спрос ведь денег не берут. Но, тут, узнав о необходимой сумме из бумажного листочка, Юлия быстро соглашается. А проконсультироваться она, видать, и забыла. Забыла, зачем она собственно и пришла в паспортный стол. Так что же это за консультация такая? Это му-му какое-то получается.
В таком случае, а не проще ли было деньги из дома все же взять, чтобы не ходить по два раза? Это при условии, что тебе так срочно был необходим этот самый загранпаспорт. Итак, еще раз возвращаемся назад. Деньги, которые в военную прокуратуру принесла Юлия, пометили, номера переписали, но она не помнит, «пшикали» их из баллончика, чтобы пометить, или нет. Затем военные прокуроры вручили девушке эти купюры, и она своим ходом направилась в Жовтневый паспортный стол.
Стоп-стоп-стоп. Уважаемая Юлия. Вы только что сказали, что дача взятки - это был первый (советую, чтобы это был и последний) случай в вашей жизни. В таком случае, откуда вы, уважаемая, знаете, что деньги метят путем разбрызгивания какой-то смеси из баллончика? А может их поливают из оцинкованного ведра? Юлия ответила, что это мол, проще пареной репы, сериалов насмотрелась. А что качается баллончика, то о баллончике просто угадала. Молодец.
Фиксации передачи денег не было. После операции прокурорские не осматривали карманы будущей потерпевшей на предмет наличия в них этих денежный средств. Юлия сказала в суде, что прокурорские ей поверили на слово: сказала, что отдала Инне Евтушенко деньги и всё, людям надо доверять. Так и записали: передавала.

Виртуальная реальность и параллельные миры
А дальше мы близимся к развязке. Юлия в городском УВД не была, и не знает, где это здание находится. Верим. Дальше сообщила, что около 15.00-16.00 она вышла из здания прокуратуры. Дошла пешком до площади Освобождения. Потом - прямая маршрутка, возможно 240-я или 397-я (я не удивлюсь, если 298-я - да какая разница). И поехала девушка в Жовтневый паспортный стол. Изначально потерпевшая утверждала, что от площади Освобождения по навигатору она добиралась в военную прокуратуру на улицу Ленина в течение 20 минут. Тут я спорить не стану: можно ли доверять навигатору, он ведь может туда завести, что потом и не выйдешь. А вот обратно, наверное, быстрей. Итак, предположим: 15 минут от военной прокуратуры до площади Освобождения. Тут же, опять предположим, что Юлия прыгает в маршрутку на ходу. Внимание - вопрос: во сколько по времени девушка могла оказаться на КРЭСе? А еще ей надо дойти до паспортного стола и пусть даже без очереди заскочить в рабочий кабинет Инны Евтушенко. Подсчитали? Ну, пусть это будет 16.00-17.00 (если вышла из военной прокуратуры в 15.00-16.00). Согласны? Верим? Верим. Отдала деньги и со спокойной совестью поехала домой. Подчеркиваю, ДОМОЙ, а не в военную прокуратуру обратно. Так-то оно так, но что на это скажет государственное обвинение?
Готовы слушать дальше? А военные прокуроры письменно утверждают, что Юлия в этот день находилась в военной прокуратуре (согласно протоколу допроса) с 17-ти до 18-ти часов. Ай-ай-ай, а сама Юлия об этом и не знала, не была заранее предупреждена. Она в это время была в паспортном столе, либо дома. А теперь - всем вопросам вопрос: каким образом потерпевшая могла находиться одновременно в двух местах? Лажа, господа военные прокуроры, лажа.

«Военная прокуратура расположена в жилом доме!» Чтоб знали
А может на самом деле Юлия и вовсе не знает, где находится военная прокуратура, а свои показания подписывала в подворотне или на дому у своих приятелей-ментов?
Да нет же, утверждала в суде потерпевшая, она была-была в военной прокуратуре и всё писала и подписывала именно там. Но как же это здание выглядит, спрашивает адвокат защиты Александр Третяченко? Отдельно стоящее здание, а может военная прокуратура располагается в жилом доме? Вот такой, казалось бы, простой вопрос. И тут, бац, новость. Притом неожиданная, прям сюрприз. По словам Юлии, военная прокуратура находится в ЖИЛОМ ДОМЕ И ЗАНИМАЕТ ДВА ЭТАЖА. Все, приплыли, снимайте маски и дышите глубже. Военные (не военные прокуроры) не плачут. Они гогочут. Отдельно стоящее здание военной прокуратуры - это бывшая военная комендатура. Идите сами посмотрите (да хотя бы в том же Интернете) и убедитесь, что военная прокуратура - это не два этажа жилого дома, а именно отдельно стоящее здание, огороженное забором.
А ведь военные прокуроры могли потерпевшим выдать памятку, да хотя бы вот эту: «Здание военной прокуратуры Криворожского гарнизона является памятником архитектуры. Это бывший дом Нагнойного, построенный в 1900 году. Здесь (на то время ул. Вокзальная) располагалось Общественное Собрание. Здание выполнено в классическом кирпичном стиле с отделкой окон и фризов, а также фигурными выступами фасада здания». Ну, как-то так.

Дружба в «Одноклассниках» - это серьезно!
А к чему это я, о ментах-приятелях, и я бы даже сказал, друзьях, на дому у которых Юлия за рюмкой чая, возможно, давала, в смысле - давала показания. Да все очень просто. Адвокаты защиты выяснили и об этом сообщили в суде, что у Юлии в социальной сети «Одноклассники» значится в друзьях Игорь Белый - оперуполномоченный Криворожской полиции, который принимал активное участие в этом замолоте. Не ищите, не найдете. Юлия уже заблокировала свою страничку для чужих. А Игорь Белый вообще исчез из «Одноклассников» вместе со своей страничкой (по крайней мере, лично я Игорька не нашел). Исчезнуть-то исчез, но ведь у адвокатов остались эти данные с копиями страничек. Полный абзац.
Здесь нужно пояснить, что социальная сеть «Одноклассники» напрочь отличается, например, от соцсети Фейсбук. В первой в друзья записывают (принимают) только тех, кого знаешь лично. А потом демонстрируешь перед ними свои трусы, лифчики, мангалы да грядки с огурцами. А в Фейсбуке дружат те, у кого одна идея, одни мысли, одни направления. Друзья в ФБ просто близки по духу. Так что делаем вывод: Юлия Почевалова и опер Игорь Белый между собой знакомы лично. Она - потерпевшая, он - причастен к расследованию этого дела. Совпадение? Не думаю. Ну и еще одна ошибка потерпевшей. Когда ее стали спрашивать об этом опере, Юлия ответила: «Игорь Белый был записан в мои друзья задолго до этих событий». Блондинка вы наша, а адвокат защиты - о чём? О том же: конечно же, раньше. Лучше бы вы сказали, что позже: сначала он расследовал дело, потом уже к вам присмотрелся, и дай-ка я приму тебя, Юлечка, к себе в друзья, мало ли что…

Сдала подругу с потрохами
Ну, и, конечно же, прям нелогичное было утверждение потерпевшей о том, что они вдвоем с Дашей Пархомец, той, которая пыталась помочь своей подруге и направила ее к Инне Евтушенко, абсолютно не знали, что обе являются потерпевшими по одному уголовному делу. И узнали об этом только тогда, когда встретились в суде. В этом утверждении адвокаты защиты усомнились. По их сведениям обе девушки в одно и то же время находились на допросе в военной прокуратуре. И было это 21-го декабря 2015-го года. Но Юлия стояла на своём. Обе девушки-подружки не сговариваясь, каждая сама по себе отправились в военную прокуратуру. И главное, что друг дружке об этом не сказали. Вы в это верите? Лично я - нет.
И последнее. Когда прокурор готовил потерпевшим речь для выступления в суде, то не учел еще одного немаловажного факта. Получается, что Юлия идет в паспортный стол, называет Инне Евтушенко ПОСРЕДНИКА Дашу. И что же получается на выходе? Потом она в военной прокуратуре сдает, по сути, свою подругу. Сдает с потрохами, подводит подругу под уголовную статью. Получается, что Даша в дальнейшем как посредник пойдет прицепом, соучастником преступления. Логично? Еще как! Вот так на ровном месте подставить свою подругу... Но мы сегодня не об этом. Даша у нас - такая же потерпевшая, а не обвиняемая.
Интересен еще один выявленный факт. Как сообщают в суде адвокаты защиты, Юлия переступила порог рабочего кабинета Инны Евтушенко в 14.00, а не в 12.00 (распечатка телефонных звонков), как утверждает потерпевшая. В таком случае она не могла успеть даже на 15.00 в военную прокуратуру, а ведь из прокуратуры как утверждала потерпевшая, она вышла примерно в 15-16 часов (сначала поехала домой за деньгами, затем - в военную прокуратуру, после чего написала заявление, ее допросили, пометили деньги). Запуталось обвинение, время не бьется.
А что в итоге? Время поджимало, судья объявил перерыв, так и не дав возможности адвокатам защиты до конца допросить и эту потерпевшую. Теперь на выходе у нас имеется две не до конца допрошенные потерпевшие. А вы же сами понимаете: не до конца допросить, это как недое… как недоесть.

Военный прокурор ушел в разнос
В завершение - о непозволительном поведении военного прокурора Виктора Насиковского. Государственный обвинитель в этот день слетел с катушек: Остапа, что называется, понесло. Что он нёс! Не слушая судью, не слушая никого кроме самого себя, он что-то говорил и говорил, размахивая руками и брызгая слюной. Судья не сумел его утихомирить, да и не зачем, перерыв уже объявлен - говори, что хочешь. Так вот, судья Быканов, улыбаясь и разводя руками, посмотрел на меня. Я не сдержался и обратился к представителю Фемиды: «Ваша честь, а я всё записываю». Прокурор, услышав мою реплику, прервался от своего монолога: «Записывайте, записывайте, как чиновники ездят на дорогих автомобилях, а простые люди - на маршрутках», и всё остальное в том же духе. Это напоминало спич таксиста или парикмахера в вопросе единственно правильного управления страной, но никак не речь государственного обвинителя. Ну что ж, человека попросту зашторило: бывает и хуже, но реже…

Свобода
Для того чтобы Сергей Черната был освобожден из-под стражи, ему надо было изначально внести 730 тысяч гривен залога. Это непомерная для его семьи, по словам Чернаты, сумма. К судебному заседанию от 1 июня обвиняемому и его адвокатам удалось доказать в суде, что при определении сумы залога следствием были сфальсифицированы документы. А именно, следователь навесил на обвиняемого движимое и недвижимое имущество, которое ему на самом деле не принадлежит. Это было доказано документально. Мало того, в перечне якобы принадлежащего Сергею Николаевичу имущества значится жилой дом, которого на самом деле не существует. Учитывая изменившиеся обстоятельства, а также тот факт, что все 7 (семь) потерпевших по делу напрочь отказываются посещать судебные заседания притом несколько раз подряд, суд решил уменьшить сумму залога до 435 тысяч гривен. Узнав об этом, мама обвиняемых, проживающая в одной из стран Европы, тут же влезла в долги и перечислила эту сумму.

Денис Николаев и команда
ИА «Криминал Кривбасса»,
специально для сайта
«Весь Кривой Рог»

Додати коментар


✅ Рейтинг українських казино онлайн з ліцензією КРАІЛ. Найкращі бонуси та фриспіни для нових гравців!

✅ Легальні онлайн казино України на реальні гроші із бонусами для нових гравців