1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

«Гаражно-сарайная» бытовуха, возможно спровоцированная руководителем Украинского НИИ промышленной медицины Тамарой Ковальчук, при активном участии ее подопечного врача может привести на скамью подсудимых… защищавшуюся жертву.
В Дзержинском районном суде началось слушание гражданского дела в отношении одной из криворожских газет. Автор публикации, мой коллега Денис Николаев, задел за живое директрису вышеназванного ведомства Тамару Ковальчук. Истицу в первую очередь возмутило то, что у нее, якобы имеются связи. Думаю, что уважаемую Тамару Ковальчук больше бы возмутило то, если бы мой коллега написал, что у директрисы таковых связей не имеется вообще. Как всегда истец требует побольше денег и опровержения. Интересы ответчика в суде представляет известный криворожский адвокат Сергей Якименко. Итак…

kovalchuk 200516

200516 30

200516 31

200516 32

Нахал-строй во всей своей красе
Криворожские дворы… незаконные постройки… не узаконенные гаражи. Как нам всё это знакомо. Загорается один объект (как недавно в Саксаганском районе на улице Упита, Артем) и выгорают все (принцип домино), потому что все они расположены на одной линии, ведь пристраивались в свое время друг к дружке, бок к боку. И, казалось бы, что перед законом все равны (документов на постройки нет ни у кого), но получается, что одни - равнее других, как в нашей сегодняшней истории.
Конфликт, переросший в открытие уголовного производства для одной из его сторон, произошел именно на «гаражно-сарайной» почве. Во дворах улицы Кропивницкого, что в Жовтневом районе, через стенку находятся две незаконные постройки: гараж, в который ставит свой автомобиль (если вы заметили, то я даже не говорю «принадлежит») руководитель Украинского НИИ промышленной медицины Тамара Ковальчук. Через стенку - хозяйственная постройка Владимира Кущенко, доставшаяся ему от родителей.
У Владимира Николаевича в Симферополе остался добротный трехэтажный дом. Но после того как в Крым пришел «русский мир», мужчина решил перевезти в Кривой Рог некоторые вещи. А чтобы их куда-то сложить, в голову пришла мысль: немного расширить хозяйственную постройку. И тут началось…

«Это - вседозволенность, порожденная безнаказанностью»
Именно так начал свое повествование 60-летний Владимир Кущенко, обратившийся в редакцию нашей газеты со своей проблемой. Владимира Николаевича я разыскал в отделении терапии 16-й горбольницы, где он проходит стационарное лечение, и по его словам - связанное именно с возникшим накануне инцидентом. И вот что пенсионер рассказал:
- Я человек неконфликтный, всегда привык решать проблемы мирным путем. Но в данном конкретном случае, как ни старался, ничего не получилось. Когда я начал достраивать сарай, Тамара Антоновна устроила мне скандал. Мол, из-за того, что я провожу строительные работы, у нее не до конца открывается дверь гаража и клинит замок. Я ответил, что вся проблема в трещине в стене. Я всё сделаю в лучшем виде, говорю, не волнуйтесь, поставлю балку, проведу другие строительные работы, укреплю, как положено, и будет даже лучше, чем было раньше. Она: нет, и всё тут. И аферистом меня обзывала, и нахалом. После чего стала вызванивать то в прокуратуру, то в милицию. Понятное дело, у нее везде связи. Чего уж говорить: женщина звонит в правоохранительные органы, которые ее персоной занимались, но так и не смогли упрятать за решетку за получение взяток в институте, который она возглавляет…
Участковый милиции с августа-месяца чуть ли не каждый день в наш двор приходил, возмущался. Говорил: «Прекратите строить, у вас нет разрешения на сарай». А у кого эти разрешения есть, скажите мне на милость?
Я направился в отдел ЖКХ Жовтневого райсовета и написал соответствующее заявление, чтобы узаконить постройку. Один чиновник стал меня отговаривать: да зачем тебе это надо? Строй молча, как и строил, ни у кого ведь разрешений нет. Разрешить мы не можем, но и запретить - тоже, вот такой был ответ должностного лица. Но свое заявление мне удалось зарегистрировать: мало ли что.
Потом во двор нагрянула комиссия, приглашенная (или вызванная, с ее-то связями) Тамарой Антоновной. Был составлен акт о том, что я - злостный нарушитель.
14-е октября этого года. Время - около 15.00. Я в это время работал во дворе на объекте. Во двор на автомобиле въезжает невропатолог НИИ Михаил Лазарев. Из подъезда дома выходит Тамара Ковальчук. Сначала подходит к машине, а затем направляется ко мне с требованием убрать кирпичи. И тут же начинает фото-сессию. Затем разворачивается и направляется к автомобилю. Я в свою очередь тоже достал фотоаппарат и начал их фотографировать. Не знаю, почему это фотографирование так на них подействовало (может деньги передавались), но из авто выбежал Лазарев и направился ко мне. Сначала он схватил со стола банку с краской и половину ее содержимого вылил на меня. Затем эту банку запустил в меня. (Заметьте, это был не хирург и даже не садист-стоматолог, а профессиональный НЕВРОПАТОЛОГ. - Авт.). Я попятился, спрятавшись за мебельными шкафами. Лазарев толкнул эти шкафы, а те в свою очередь завалили меня. Воспользовавшись моим беспомощным состоянием, Лазарев вылил на меня бутылку с керосином. Я попятился вглубь двора. Глаза залило керосином, я ничего не видел. И вот с закрытыми глазами я стал отмахиваться. Задел его рукой по лицу. У Лазарева из носа пошла кровь. Он присел. В это время Тамара Антоновна стала кричать: «Убил, убил! Он кастетом ударил в лицо! Мы тебя все равно посадим!». Вызвала милицию и «скорую»…
В этот же вечер у меня началась рвота. Я вызвал скорую помощь. Приехала та же самая бригада медиков, что и днем. Сотрудники «скорой» тут же попросили меня открыть все окна, чтобы не задохнуться от запаха керосина. Меня госпитализировали в 16-ю горбольницу с гипертоническим кризом. Несмотря на то, что я в деталях описал причину своего недуга, медицинские работники не сообщили об этом в милицию…
Врачи сказали, что еще дней десять меня подержат в больнице.
Потом позвонил участковый милиции и потребовал, чтобы через 20 минут я прибыл в опорный пункт милиции. Я ответил, что нахожусь в больнице. А он: «Быстрее, вы избили человека!». Я позвонил на правительственную линию и заявил, что требую справедливого расследования данного инцидента.
Пришел в опорный пункт милиции. Написал и отдал участковому встречное заявление. А тут ему звонят из Жовтневого райотдела милиции (видимо подействовал мой звонок на правительственную линию). Узнав от участкового, что я нахожусь у него в кабинете, ему по телефону дали взбучку, мол, ты что, с ума сошел, это ты должен был идти к нему в больницу, а не он к тебе. На что милиционер соврал: «Да он сам захотел прийти».
На третий день пребывания в стационаре мне позвонил следователь Жовтневой районной милиции Юрий Шрамко. Я ему объяснил, что нахожусь в больнице, и что двумя днями ранее написал встречное заявление.
Со следователем я еще не общался. Но мне уже известно, что на руках у Лазарева якобы имеется справка о том, что я нанес ему телесные повреждения легкой степени тяжести (якобы сломан нос, сотрясение головного мозга, какие-то смещения). Сведения внесены в ЕРДР. Да я и не сомневался, что Тамара Ковальчук смогла для своего невропатолога сделать такую справку. С ее-то связями…

«Звоните позже, а лучше всего - через неделю»
На следующий день, 23-го октября (пятница) в 10.00 звоню в приемную Украинского НИИ промышленной медицины, представляюсь и прошу соединить меня с Тамарой Ковальчук. Секретарь для начала требует назвать причину звонка. Объясняю. Секретарь просит подождать на линии, а через несколько минут сообщает, что Тамара Антоновна через пять минут будет проводить совещание. Занята. Лучше всего позвонить… через неделю. Я парирую: совещание ведь не может длиться целых семь дней. И прошу секретаря доложить ее начальнице, что я позвоню через два часа.
12.00. Секретарь сообщает, что Тамара Антоновна ушла на обед и вернется к 14.00.
14.00. Секретарь докладывает, что Тамара Антоновна позвонила и сказала, что на работу в этот день уже не вернется. Ну а дальше секретарь, как и в первый раз, посоветовала мне позвонить через неделю.
Попытался поговорить с невропатологом Михаилом Лазаревым. Его на рабочем месте не оказалось: находится на больничном, как заверила меня сотрудница Михаила Валерьевича.

«Предъявлено не только подозрение, но и обвинение!»
А дальше началось самое интересное. По сообщению пресс-службы Криворожской городской милиции, сведения в ЕРДР, касающиеся встречного заявления Владимира Кущенко не внесены по той причине… Оказывается, Владимир Николаевич не предоставил документов о том, что ему ПРИЧИНЕНЫ ТЕЛЕСНЫЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ.
После чего я был перенаправлен к инспектору Жовтневой районной милиции, которая отвечает за связи с общественностью (не буду называть ее анкетные данные). И вот что инспектор мне сообщила:
- Ведется следствие. Возбуждено уголовное дело (видимо, открыто уголовное производство. - Авт.) по статье 125 ч. 1 УК Украины (умышленное легкое телесное повреждение. - Авт.). Тайну следствия я выдавать прессе не могу.
- Предъявлено ли Владимиру Кущенко подозрение в совершении преступления? - Задаю инспектору следующий вопрос.
- Не только подозрение. Ему уже предъявлено и обвинение!
- Во как! Как же так, ведь Кущенко, по его словам, еще даже не встречался со следователем. Каким, простите, образом…
- Это всё, что я могу сообщить для прессы….
Приехали.

«Для предъявления подозрения нет оснований»
Набираюсь наглости и звоню следователю милиции Юрию Шрамко.
- Юрий Александрович, на какой стадии развития находится уголовное производство? - Спрашиваю милиционера.
- Ведется досудебное следствие.
- Насколько мне известно, вы еще не встречались с Владимиром Кущенко.
- Так и есть, не встречался. Он находится на стационарном лечении.
- Предъявлено ли ему подозрение…
- Нет, не предъявлено. Нет оснований для предъявления подозрения.
- Спасибо за комментарий.
Разобрались.

Справка автора
А теперь о том, о чем говорил Владимир Кущенко: взятки, деньги, связи. Предлагаем вашему вниманию информацию, распространенную весной 2014-го года местными СМИ.
1. В правоохранительные органы Кривого Рога 17 апреля 2014-го года обратились сразу несколько человек, которые указали на противоправные действия должностных лиц Украинского научно-исследовательского института промышленной медицины.
Каждый из заявителей указывал на то, что представители института требовали немалые суммы за то, чтобы подтвердить в протоколах экспертной комиссии профессиональные заболевания. Двое мужчин, которые обратились в милицию, сообщили, что руководство медико-экспертной комиссии через одного из врачей требовало 2 тысячи долларов за подготовку необходимых документов. Еще двое заявителей отметили, что медики требовали и получили от них 20 тысяч гривен за подтверждение вредных условий труда и потерю трудоспособности на производстве.

2. Теперь уже бывший прокурор Криворожской городской прокуратуры Сергей Гриша на брифинге сообщил журналистам следующее. Максимальной суммой взятки, по уголовным производствам указанной категории, является 40500 грн. и 1000 тыс. долларов США, которые получил врач ГП «Украинский научно-исследовательский институт промышленной медицины» за предоставление положительного заключения ЛЭК о наличии профессионального заболевания.

3. Задержана группа медиков-взяточников. Во время санкционированных обысков, которые проводились на рабочих местах и дома, изъято незаконно присвоенных свыше 200 тысяч долларов и около 70 тысяч гривен. За подозрительной работой группы врачей из Украинского научно-исследовательского института промышленной медицины, который находится в Кривом Роге, сотрудники правоохранительных органов следили давно. И их подозрения оказались небеспочвенными. Эта группа врачей длительное время в сговоре занималась тем, что систематически получала от людей взятки в размере не менее 10 тысяч гривен с человека за медицинский документ о профессиональной непригодности, то есть инвалидности.
Помимо воли задаёшься вопросом: неужели об этих не чистых на руку врачах не знали руководители-кураторы во властных коридорах Кривого Рога и Днепропетровской области? Конечно же, знали! И понятно, почему потакали.
Когда мы рассказали об этих врачах-взяточниках опытнейшим милицейским полковникам и прокурорам, то они ни капли не удивились услышанному. Лишь вспомнили, что в своё время, когда этот институт назывался по-другому (что-то вроде медицинской экспертной комиссии), тогдашние горе-медики тоже систематически попадались на взятках и садились на долгие годы за решётку.
- Можете себе представить, что когда однажды мы нагрянули к врачам в медицинское учреждение с проверкой, выявили в шкафах их служебных кабинетов около тысячи бутылок коньяка, - вспомнил один из полковников. - Но я вам хочу сказать, что в том, что были такие, с позволения сказать, врачи, во многом виноваты и сами граждане. Сотни их несли крупные взятки, пытаясь нечестным путём получить инвалидность, а потом и пенсию по инвалидности.

ТАТЬЯНА ГОРОСОВА,
ИА «Криминал Кривбасса»,
специально для сайта
Весь Кривой Рог
Фото 1 – в центре – Тамара КОВАЛЬЧУК
Фото 2 – Т. Ковальчук пишет заявление
Фото 3 – Владимир КУЩЕНКО
Фото 4 – гараж раздора

Комментарии   

0 #2 Василий 30.11.2016 18:01
На фото Мишы Лазарева нет,слишком мелкая сошка,не профессионал и истеричка,также гребёт уже много лет такое бабло,что вам и не снилось,на фото его кент Дворниченко (в очках) тот еще алкаш и вор,но все они мелко плавают по сравнению с аппетитами Тамары.Вообще там сумасшедшая коррупция в том институте.Говорю ни как пациент,а как человек знающий эту кухню из внутри.
Цитировать
0 #1 Дядя Дима 20.05.2016 22:07
Получается так газетчиков за правду мочат, а интернетчики в стороне. я прав?
Цитировать

Добавить комментарий