1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

«Я объявляю голодовку, и буду голодать до тех пор, пока суд не пересчитает мне срок отбывания наказания. Своим решением я хочу обратить внимание прокуратуры на фальсификацию материалов уголовного дела». Об этом 28 января этого года в открытом судебном заседании Ингулецкого районного суда заявила осужденная по наркотическим статьям Галина Терещенко. На фото - Галина в 2012-м и 2016-м годах...

102 22

102 23

В Ингулецком районном суде под председательством судьи Вячеслава Мазуренко на протяжении девяти месяцев слушается пересмотр уголовного дела молодой женщины Галины Терещенко, матери двух малолетних детей. Галина Викторовна была осуждена в 2012-м году к шести годам лишения свободы по наркотическим статьям, почти четыре из которых уже «отсидела». В прошлом году осужденная добилась пересмотра уголовного дела в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.
Сначала Галина Терещенко отбывала срок в Павлогорадской колонии, а с момента пересмотра ее дела содержится в Криворожском СИЗО.
Во время перерыва Галина Викторовна сделала заявление для прессы. Цитирую:
- Я никогда не употребляла наркотики и никогда ими не торговала. Мой молодой человек был наркозависимым. Ему поставлял наркотики тогдашний начальник Ингулецкого ОБНОН Виталий Козачухно. Поэтому мой друг был полностью зависим от Козачухно. Начальник ОБНОН занимался поставкой наркотиков и одновременно «крышевал» наркобизнес в районе. Мы пытались скрываться, но Козачухно нас все время находил. Я открыто боролась с начальником ОБНОН и настаивала, чтобы он оставил нас в покое. Козачухно в свою очередь говорил, что если я не перестану вмешиваться, то он меня закроет. Что вскоре и сделал. Мне подбросили наркотики и осудили.
- Почему вы подписали признательные показания? - задаю вопрос осужденной.
- Меня избивали в Ингулецком райотделе милиции. Это делали сотрудники ОБНОН Козачухно и Тювиков. В это время у райотдела под окнами (во время дождя) находились моя мама и двухлетний сын. Козачухно сказал, что если я не подпишу, то мои родственники будут стоять под окнами до утра. В суде я отказалась от своих показаний, но судья Иванов меня не услышал. А Козачухно во время допроса в суде заявил, что он со мной вообще не общался. Тем не менее, узнал свою подпись на документе, которым он отбирал у меня показания. Все свидетели подставные, штатные - как свидетели, так и понятые ОБНОН. В суде они потом говорили, что первый раз меня видят. Меня вообще удивляет смена государственного обвинителя. Вместо Жуковой в суде присутствует прокурор Кондратенко. Это тот самый прокурор, который в 2012-м году просил для меня наказания в виде лишении свободы на срок 7 лет и 8 месяцев. И каким образом он теперь во время пересмотра дела изменит свое решение? Он наоборот, будет мешать судебному следствию. (Конец цитаты.)
На последнюю реплику осужденной судья Мазуренко отреагировал так: «Мне тоже не нравится прокурор, особенно его прическа, но…».
В деле объявлен очередной перерыв.

Дежавю: Галина Терещенко – не первый «обвинитель»
Из истории Ингулецкого правосудия.
Эпизод первый. В следственный отдел Криворожской городской милиции направлено постановление Ингулецкого районного суда. В нем председательствующий по уголовному делу судья Мазуренко указывает следующее. Во время рассмотрения в открытом судебном заседании уголовного дела по обвинению Андрея Носенко, 1970 г. р., в совершении преступления, предусмотренного ст. 307 ч. 2 УК Украины, последний (находящийся под стражей) во время допроса в судебном заседании сообщил, что преступление, которое ему инкриминируется следствием, он не совершал. И что наркотические средства и деньги ему были подброшены сотрудниками ОБНОН Ингулецкого района. Мало того, при задержании сотрудники милиции его избили. В частности один из правоохранителей нанес ему удар ногой в грудную клетку. Также обвиняемый утверждает, что во время досудебного следствия ему сотрудники Ингулецкого ОБНОН, возглавляемого Виталием Козачухно, угрожали физической расправой, если он не признает свою вину. Андрей Носенко сообщил суду, что сотрудник милиции, которого коллеги называли по отчеству - Николаевичем, принес с собой шприц объемом 20 мл с наркотическим веществом (объемом 4 мл) и в дальнейшем подбросил ему.
Таким образом, судья Мазуренко своим постановлением обязал должностных лиц Криворожской городской милиции внести вышеизложенную информацию в Единый реестр досудебных расследований.
Эпизод второй. В том же Ингулецком районном суде слушалось «марихуанное дело» по обвинению трех парней из Ингульца в распространении наркотиков. Это Александр Шульга, Виктор Король и Виталий Лапин. Так вот обвиняемые тоже заявляли в суде, что сотрудники ОБНОН Виталий Козачухно и Валентин Колесников вместе со своими коллегами подбросили им наркотики, а затем применяли во время допросов пытки. Мама одного из обвиняемых сообщила суду о том, что Виталий Козачухно лично вымогал у нее 10 тысяч долларов США за прекращение дела.
После серии публикаций в прессе Виталий Козачухно вместе с Валентином Колесниковым подали гражданские иски в Дзержинский районный суд. Милиционеры требовали от журналистов по одному миллиону гривен каждому.
После того, как с приходом на должность начальника городской милиции Андрея Гречуха, Виталия Козачухно перевели в Долгинцевский райотдел милиции, истцы отказались от дальнейшей борьбы за два миллиона гривен.

МЫ ПОМНИМ, КАК ЭТО БЫЛО
Приговоры Андрею Носенко: «именем Украины» или Ингулецкого ОБНОНа?
Наркоман - значит сбытчик, или авторов-фальсификаторов нет, а сфабрикованные ими уголовные дела продолжают жить в сердцах и душах районных прокуроров

И нести тяжело, и выбросить жалко
Сегодня мы познакомим наших читателей еще с одним отзвуком фальсификации наркотических дел доблестными криворожскими обноновцами, которые давно отстранены от должностей. Авторов фабрикации в этом милицейском подразделении уже нет, но их творения до сих пор слушаются в судах. И не просто слушаются. Эти с позволения сказать официальные документы с особым усердием продолжают поддерживать от имени государства бравые прокуроры. Как говорится, дабы не замарать честь мундира.
Ранее мы сообщали о двух наркотических уголовных делах (ст. 309 УК Украины - распространение, сбыт) жителя улицы Десантной Юрия Чибисова, которые безуспешно и бездарно пыталась поддерживать в Жовтневом районном суде в качестве государственного обвинителя прокурор Анжела Короп. Два уголовных дела, возбужденные после фабрикации бывшими обноновцами, попросту развалились. По одному из них Юрий Чибисов был оправдан. Второе уголовное дело было в который раз направлено на дорасследование.

На манеже - одни и те же
В Апелляционном суде Днепропетровской области будет уже во второй раз рассматриваться апелляция на решение Ингулецкого районного суда. Уголовное дело в отношении тогдашнего наркомана Андрея Носенко, 1970 г. р., жителя микрорайона 5-й Заречный, было возбуждено летом 2013 года с подачи местных работников ОБНОНа под руководством Виталия Козачухно. Это было трудное время не только для наркоманов, отоваривающихся в районе, но и для обычных прохожих. Мы уже сообщали о деле группы парней из Ингульца (Король, Шульга, Лапин), которые оказались не в то время и не в том месте. И во время «зачистки» попали в цепкие руки людей из ОБНОНа. Тогда во время суда родственники обвиняемых открыто заявляли, что Виталий Козачухно и его команда вымогали взятки за то, чтобы парней не привлекали к уголовной ответственности. В том же суде было установлено, что «Ингулецкое дело» было попросту сфальсифицировано. Установлено и то, что штатные понятые, которые привлекались к следственным и другим действиям - это наркоманы, прикормленные местными обноновцами. Наркозависимые люди подписывали любые показания, состряпанные их хозяевами.
Сам Виталий Козачухно обиделся на публикации в прессе (репортажи из зала суда) и вместе со своим коллегой подали в Дзержинский районный суд иски против «Домашней газеты» и «Криминала Кривбасса». Непомерный аппетит истцов просто потрясал. Оба хотели от газетчиков по 1 миллиону гривен. Но потом на должность начальника Криворожской милиции пришел Андрей Гречух, который снял Козачухно (а равно и других руководителей ОБНОНа) с должностей…

Несговорчивый наркоман должен сидеть в тюрьме… как сбытчик
И что же установил суд? 24 июля 2013 года после полудня (до часу дня) сотрудниками районного ОБНОНа (вместе с городским) была проведена оперативная закупка «ширки» на территории заброшенных дачных участков улицы Переяславской. По версии следствия некий закупщик Вадим Вадимович Вадимов (наверняка псевдоним) за 100 гривен (две купюры по 50 гривен каждая) купил у Андрея Носенко 2 мл наркотика.
В этот же день в 19 часов сотрудники ОБНОНа на том же месте задержали Андрея Носенко и доставили его в местный райотдел милиции. Налицо 307-я статья часть 2 УК Украины. Ну а дальше по одной и той же схеме. (Андрея Алимовича взяли под стражу, в общей сложности в застенках уютного Криворожского СИЗО он провел 8 месяцев. А затем благодаря адвокату Александру Лукьянчуку для обвиняемого судом была изменена мера пресечения на домашний арест). Сначала ускоренное следствие в исполнении следователя милиции Константина Суравицкого. Затем судья Ингулецкого районного суда Мазуренко (при участии прокурора Ганского) решением от 18 декабря того же 2013-го года приговаривает Андрея Носенко к… 8-ми годам лишения свободы. Это на 1 год меньше, чем просил прокурор.
18 марта 2014-го года коллегия судей Апелляционного суда Днепропетровской области ломает этот приговор и направляет уголовное дело на новое судебное рассмотрение. Дело ложится на рабочий стол судье того же райсуда Макаровой. Прокурор Жукова просит в этот раз уже не 9, а 8 лет лишения свободы для обвиняемого. Судья Макарова видать чтобы прислушаться к апелляционному суду, смягчает для Носенко наказание: 6 лет лишения свободы. Но обвиняемый со своим очередным защитником Ниной Косенко не собирается сдаваться. И снова апелляция. Судьба Андрея Носенко должна в очередной раз решиться в Апелляционном суде Днепропетровской области, если до этого времени ничего не произойдет. А произойти кроме всего прочего может, в том числе и ухудшение здоровья Андрея Алимовича. У обвиняемого медики обнаружили подозрения на туберкулез, гематит С и… цирроз печени.

Доставлен в райотдел раньше, чем был задержан
Меня в этой истории в первую очередь заинтересовало четыре основных нюанса.
Первый. Носенко признает, что действительно в то время употреблял наркотические вещества, но никогда их не продавал. Свою вину не признает.
Второй. Милиционеры выдали закупщику 100 гривен для приобретения наркотиков, предварительно переписав купюры и так далее. Но… Не совсем понятно, откуда сотрудники ОБНОНа эти деньги взяли! Финчасть эти денежные средства им не выдавала. Такая же ситуация с деньгами из воздуха возникла и в уголовных делах Юрия Чибисова.
Третий момент. По версии следствия Андрей Носенко был задержан, как я уже говорил выше, в 19.00. Включаем секундомер. Итак, пока то, да сё, пока процедурные моменты на месте задержания, составление протоколов. И во сколько Андрея могли доставить в Ингулецкий райотдел милиции от этих заброшенных дачных участков? Я, конечно, могу ошибиться, но пусть это будет через час, то есть в 20.00. Как-то так. Ну, пусть даже будет через полчаса. Но давайте посмотрим в волшебный журнал посещений Ингулецкого райотдела милиции гражданами. Смотрим: 24.07.2013… Андрей Алимович Носенко. И не верим своим глазам - доставлен в 17.00. То есть, получается, что Андрей был задержан около 16.00. А если это действительно так, то все документы, составленные следователем и операми, нужно признать сфальсифицированными. Получалось, что изначально милиция это дело состряпала на ровном месте, указывая время составления протоколов (и та далее) из потолка. Налицо - нарушена процедура задержания - а это очень важно - дело рассыпается.
А что же суд, как он-то отреагировал на данную фабрикацию? А никак! Типа была проведена проверка, в журнале с записью произошла ошибка, виновные милиционеры понесли наказание. На самом деле Носенко типа был задержан в 19.00. Но вот незадача. Позвольте, господа судьи (не поворачивается язык произнести «Ваша честь»). Представьте себе, что задержанного Носенко записывают в журнал в 17.00, как и было на самом деле. А в 17.10, вслед за ним, записывают другого посетителя Петрова и так далее. Так как же (каким образом) милиционер мог ошибиться, вписав в середину текста по ошибке Андрея Носенко на 17.00? Там ведь для этой записи уже не было места.
И четвертый нюанс, который вытекает из третьего. Этот важный момент также был проигнорирован Ингулецким районным судом. По версии следствия Андрея Носенко милиционеры ОБНОНа задержали в 19.00. Пусть будет так. Пусть даже на составление документации понадобилось 20 минут, пусть. Имеем 19.20 на часах. Но что это у меня в руках, что за копия документа? А… Это в 19.20 этого же дня Андрея Носенко уже обследуют в Криворожском психоневрологическом диспансере на предмет наркотического опьянения! А теперь вопрос, в том числе и двум судьям Ингулецкого райсуда Мазуренко и Макаровой, которые поочередно выносили Андрею Носенко свои приговоры. Каким, уважаемые, образом из улицы Переяславской Ингулецкого района можно было в течение ОДНОЙ минуты переместиться (и на чем конкретно), на каком именно транспортном средстве, на улицу Дишинского Жовтневого района («Большевик») на обследование в ПНД? Мелочи? Ну-ну, если для вас, судьи, это несущественно (не ваш же родственник), то для обвиняемого - очень даже…

ДОПРОС КОЗАЧУХНО: ТУПОЙ ИЛИ БЕЗБАШЕННЫЙ?
Но считал ли сам тогдашний руководитель районного ОБНОНа Виталий Козачухно подобные «недоразумения» и нестыковки большой бедой? Отнюдь, это для него обычное дело. Он чувствовал себя хозяином районных наркоманов, поэтому и творил, что хотел. Его коллеги задержанных людей вообще в журнал посетителей сутками не записывали. И ничего. Задерживали так, как считали нужным, а не так, как этого требуют нормативные акты. Не верите? Тогда я предлагаю вашему вниманию расшифровку допроса на тот момент руководителя Ингулецкого ОБНОНа Виталия Козачухно в суде по «Наркотическому делу группы ингульчан: Короля, Шульги и Лапина». А заодно предложу вам и допрос тогдашнего опера ОБНОНа Шишова. Почему Шишова? Потому как именно этот милиционер принимал непосредственное участие (и плотно контактировал) с сегодняшним фигурантом уголовного дела Андреем Носенко. Итак.
Адвокат Леонид Нечаев: - Вам известно, что протокол осмотра производится исключительно следователем?
Виталий Козачухно: - НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО!
- А как вы осмотрели вещи задержанного?
- Достали из кармана.
- Обыскали человека?
- Обыскали. Обыскали или осмотрели, это сути дела не меняет.
- Протокол обыска составляли?
- Нет.
- У Вас было постановление на обыск?
- Не обязательно. (Не обязательно, если после обыска с надеванием наручников и составлением соответствующего документа следователем (следователем, а не опером) милиция уведомит об этом районного прокурора и возбудит (на дворе был ноябрь 2011 года) уголовное дело - Д. Н.)
- А в прокуратуру Вы об этом сообщили?
- О чем?
- О том, что вы провели обыск, задержали людей, надели на них наручники.
- Не сообщали.
- А в протоколе нужно указывать количество сотрудников, принимавших участие в мероприятии?
- Нужно.
- А ваши сотрудники указывали?
- Наверное, нет.
- Составлялся ли протокол, когда на задержанных надели наручники?
- Не составлялся.
- А вы зафиксировали момент снятия с задержанных наручников?
- Нет.
- А какого цвета ниткой опечатывалось изъятое вещество?
- Указывать не обязательно. Хочет оперативник - указывает, не хочет - нет.
Адвокатесса Наталья Дышлюк: - ОБЯЗАТЕЛЬНО!
Адвокат Нечаев: - Почему вы не составили протокол задержания сегодняшних подсудимых?
- МЫ НЕ ВЫПИСЫВАЕМ ТАКИЕ ПРОТОКОЛЫ.
- А откуда Вы в тот момент знали, что это были наркотики?
- Я поверил задержанным на слово.

ДОПРОС ШИШОВА: А МНЕ ВСЁ ПОФИГ
Адвокат Леонид Нечаев: - А вы зачитывали понятым их права?
Шишов: - Конечно, мы зачитывали им права, что ПОНЯТЫЕ ИМЕЮТ ПРАВО НА ЗАЩИТУ.
- На что, на что имеют право понятые?
- На защиту, что они охраняются законом. Мы понятым это каждый раз объясняем.
- А как вы задержанных досматривали?
- Лазил руками по карманам.
- Так это уже обыск, а не осмотр!
- Но я ведь их не раздевал, поэтому это не обыск.
- Получается, что это было задержание троих парней?
- Нет, это был досмотр.
- В наручниках?
- Для безопасности сотрудников милиции.
- А протокол задержания вы составляли?
- Нет.
- А когда был составлен протокол задержания?
- На следующий день.
- А где все это время находился Король, ведь в течение суток он как бы и не был задержан.
- Не знаю.
- Так кто же несет ответственность за задержание Короля?
- Какая разница, кто написал рапорт?

Не будешь стучать - будешь сидеть
По сути, это шаблон задержания всех (или большинства) людей по наркотическим статьям в Ингулецком районе во время правления Виталия Козачухно. Похоже, что Андрей Носенко не был исключением. Но давайте продолжим изучение материалов уголовного дела. Обвиняемый Носенко свою вину не признал и пояснил суду, что в тот день он пришел на указанное место, чтобы принять наркотики. Укололся и поехал домой. Вечером снова приехал на место, увидел двух парней, которые, как потом выяснится, были понятыми, и тут же его задержали милиционеры. У него отобрали два мобильных телефона и кошелек, в котором находилось 200 гривен. 100 гривен из них ему подбросили милиционеры. Недалеко от места задержания был обнаружен шприц с наркотиком, и милиция так решила, что это его, Носенко, шприц. Носенко считает, что его задержание спровоцировано и инициировано работниками милиции по следующей причине. Работники ОБНОНа неоднократно предлагали ему сотрудничество, но он каждый раз отказывался. Тогда его милиционеры предупредили, что за подобный отказ он будет наказан. И свои угрозы в тот злополучный день они привели в исполнение. Носенко считает, что видеозапись, которая служит в деле как доказательство, не в полной мере свидетельствует о его вине, так как на ней отсутствует момент… передачи денег.

Для посадки все средства хороши
А вот что пишет в своей апелляционной жалобе на приговор от 26 декабря 2014 года (вынесенный судьей Макаровой при участии прокурора Жуковой) адвокатесса Андрея Носенко - Нина Косенко:
«В подтверждение того, что Носенко был в райотделе милиции за несколько дней до его задержания, где работники ОБНОНа ему предлагали сотрудничество, свидетельствует запись в журнале посетителей. Однако суд отказал моему клиенту в ходатайстве об истребовании этого журнала и осмотра его содержимого.
Кроме того, во время досудебного следствия было нарушено право на защиту А. Носенко, что установлено судом апелляционной инстанции, и приговор Ингулецкого районного суда от 18.12.2013 года был отменен, и дело направлено на новое рассмотрение.
Кроме того, была попытка органами следствия привлечь к ответственности А. Носенко за аналогичное преступление, якобы совершенное им 16 июля 2013 года. Но согласно постановлению прокурора от 24 июня 2014 года этот эпизод был выделен в отдельное производство с последующим закрытием. Вышеизложенное действительно свидетельствует о том, что органы следствия любым способом желают и применяют любые способы для того, чтобы А. Носенко был привлечен к ответственности и лишен свободы.
На видеозаписи оперативной закупки… лицо… выходит из черного автомобиля марки «Форд» и идет к месту, где находится А. Носенко. В 12 ч. 50 мин. 30 сек. на записи появляется какая-то одежда СВЕТЛОГО цвета с молнией и четко видно ДЛИННЫЙ рукав, который что-то закрывает, а потом вообще черный экран, который длится до 12 ч. 52 мин. 18 сек. (То есть больше чем полторы минуты ничего не видно и неизвестно, что могло случиться за это время).
Согласно показаниям понятых, которые находились при оформлении оперативной закупки - Андрияшевского и Студникова - закупщик Вадимов был одет в ЧЕРНУЮ футболку, черные шорты и КРОССОВКИ черного цвета.
Так, действительно, на видео видно, как А. Носенко держит в руках шприц с веществом, однако отсутствуют какие-либо видеозаписи момента получения А. Носенко денег и передачи шприца покупателю Вадимову». (Конец цитаты.)
На секундочку прерву уважаемую адвокатессу и обращу внимание читателей на такую немаловажную деталь. Сотрудники ОБНОНа так увлеклись фабрикацией уголовного дела, что видать слишком торопились и что называется, напороли боков. У меня такое сложилось впечатление, что дело клепали сразу несколько человек, притом автономно. (Как Кукрыниксы рисовали картину - каждый писал своё, и получалось единое целое). Но вот только единого целого у ОБНОНа не получилось. Судите сами. В материалах уголовного дела указано, что операция по оперативной закупке осуществлялась на служебном автомобиле (с синими номерами) марки «Дача Логан». Это подтверждают все участники данного действия. А теперь - внимание на экран. Вот что дальше пишет в своей апелляции адвокатесса Нина Косенко:
«В протоколе… указано, что из автомобиля «Дача Логан» (гос. номер 19-21) вручено видео-средство Вадимову. Но на видео четко видно, что автомобиль, на котором приехал закупщик, и куда он отдал шприц - марки «Форд» гос. номер ВТ 91-91 АМ». (Конец цитаты.)
Вы поняли смысл? Участники оперативной закупки сели у райотдела в служебную «Дачу», а приехали на место закупки в частном дорогущем «Форде». Прикольно? Да. Но этот прикол не оценил Ингулецкий районный суд. Ну и что? Бывает. У местного ОБНОНа бывает и хуже, но реже.
Вот что адвокатесса Нина Косенко пишет дальше: «На видео в 12 ч. 58 мин. 12 сек. четко видно ногу покупателя, обутую с тапочки, но никак не кроссовки черного цвета. (Похоже, что закупщик по дороге сменил обувь. Как поется в песне «Живи, кем жил, поздно переобуваться». - Д. Н.)
У А. Носенко был извлечен кошелек, в котором были и меченые купюры… На фото-таблице в кошельке все деньги лежат ровно, а две купюры хаотично всунуты, что дает основания полагать, что не Носенко их туда положил.
Кроме того, ставится под сомнение проведение процессуальных действий при участии Андриешевского, Масловской и Коваленко, так как в журнале посетителей отсутствует информация о том, что эти свидетели находились в Ингулецком РО на момент составления соответствующих протоколов. А значит, соответственно, ставятся под сомнения и их показания, как свидетелей». (Конец цитаты.)
(А может, эти свидетели давали показания по телефону или влезли в райотдел милиции через оконный проем? - Д. Н.).

В куртках - и в такую жару?
Еще раз напомню, что по версии следствия закупщик Вадимов был одет в черную футболку, черные шорты и в такого же цвета кроссовки. А вот что пишет в своей апелляционной жалобе сам обвиняемый Андрей Носенко: «При просмотре видеозаписи оперативной закупки видно, что человек, который якобы покупал у меня наркотики, одет в спортивную куртку с длинным рукавом и в летние тапочки. На его правом плече висит черная сумка. А ведь о существовании этой самой сумки в материалах дела ничего не сказано.
(Так и есть: понятые и сам закупщик четко описывали в своих показаниях, что у закупщика Вадимова при себе кроме меченых денег никаких вещей не было - Д. Н.) Характерно, что на видео во время закупки видно, что я тоже одет в куртку с длинным рукавом. И это в такую жару!? Считаю, что видеосъемка проводилась в другое время, а не в то, которое указано в протоколе и в обвинительном акте». (Конец цитаты.)

«За это «именем Украины» я рвал бы судей на части»
И напоследок предоставлю слово самому обвиняемому Андрею Носенко. Вот что Андрей Алимович рассказал в интервью нашей газете:
- Я самостоятельно вылечился от наркомании в течение нескольких недель пребывания в СИЗО. К наркотикам не тянет, лучше выпить бокал пива или рюмку водки. Работаю на одной из автостоянок. Мое задержание с последующим уголовным делом планировалось заранее. Не знаю, как сейчас, но в то время каждый наркоман должен был платить дань сотрудникам районного ОБНОНа. Мзда от 100 до 200 гривен. У меня не было чем платить, поэтому мне милиционеры предложили сделку, чтобы я стучал на наркоманов. Я отказался. Мне ответили, что будет хуже: при первой возможности меня «примут» и накажут. Так и случилось. Прихожу на место, где собирались наркоманы. Там сидят два человека, наркоманы (будущие понятые). Привет-привет. Поговорили. Чувствую - подстава с участием этих штатных наркозависимых понятых. И тут вижу опера ОБНОНа Шишова. Я стал убегать, он - за мной. Догнал, схватил за «шкирку», начал избивать. Я потерял сознание. Привели в чувства, потом отвели на то место, откуда я убегал. На территории якобы нашли шприц с «ширкой». Я сказал, что это не моё. При мне ничего запрещенного не обнаружили. Забрали два мобильных телефона и кошелек с деньгами, 100 гривен из них меченые, скомканные. Опер Шишов сказал, чтобы я не выкручивался, признался и взял шприц в руки. Я отказался. Тогда Шишов спросил, а почему я убегал? Я ответил: «А какой мне, наркоману, смысл, встречаться с милицией?».
В райотделе милиции Шишов спросил: «Так что будем решать? Будем решать или закрываем тебя?». Потом подключился начальник ОБНОНа Козачухно. Он сказал так: «Давай 10 тысяч долларов США, может квартиру продашь, и свободен». Я ответил, что у меня нет своей квартиры. «Ах, нет, - продолжил Козачухно, - ну тогда нам не о чем разговаривать». Потом опера стали на меня давить, что если я не признаю вину, то в СИЗО меня сделают девочкой. Я отказался от их предложения. В СИЗО на меня давления не оказывалось.
Что я бы хотел сказать в завершение? Вот за такое «именем Украины», я бы рвал судей на части. Рвал бы за то, что наркоманы для них не люди, или люди десятого сорта. Судьи не слушают ни самих обвиняемых ни их адвокатов. Задержан - всё, иди в тюрьму на полную катушку, и не важно, что тебя задержали по беспределу и у следствия нет доказательств твоей вины. И даже если твое уголовное дело сфабриковано от начала и до самого конца. Всё: ты - конченый, отправляйся на нары, притом на большой срок. Лично я 6 лет в тюрьме не выдержу. Я быстро умру от болезней. Кто меня там будет лечить? Тюрьма пустая. Многих разогнали под домашний арест - нечего жрать. О каком лечении в тюрьме может идти речь?
Когда я судьям начинаю говорить о своих болячках, они на это реагируют так: что ты начинаешь? Что, только сейчас задумался о своем здоровье? Не выдумывай. Обратной дороги для тебя нет. Ты - «непотрiб», поэтому тебя надо изолировать.
Нет, я понимаю, что если бы приняли такой закон: всех наркоманов нужно топить в водоемах. Это другое дело. Но почему обычный наркоман должен сидеть не за своё? У нас власть поменялась, но ничего не изменилось. Всё осталось под «мусорами». Вы посмотрите, на каких машинах они ездят: на зарплату куплены? Даже на мое задержание они приехали на дорогом «Форде» (за рулем - опер ОБНОНа по фамилии Асинский) и даже не побоялись (не постеснялись) эту машину светить на оперативном видео…

Денис Николаев (067-973-38-93)
специально для сайта
Весь Кривой Рог

Комментарии   

0 #1 Сергей 21.03.2018 05:53
Прошу помочь правильно составить заявление о преступлении работниками полиции,ситуация аналогичная и есть свидетели
Цитировать

Добавить комментарий