1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Rating 0.00 (0 Votes)

«У нас ведь в Кривом Роге, в Долгинцево как? Если процесс на века затянули, значит с баблом всё ништяк»

3001 5

Украинской, в том числе и судебной системой продолжает попираться международное право. Гаагская конвенция предусматривает разрешение подобных споров в течение шести недель. Долгинцевский районный суд Кривого Рога под любыми предлогами волокит его на протяжении двух месяцев (и это только начало), идет на поводу истицы и ее представителя. И по сути рассмотрение данного процесса начнется только на третий месяц после подачи гражданского иска… А в это время ребенок остается вне родительской и иной опеки, в том числе и государственной…
Юристы вообще недоумевают позицией суда. По мнению специалистов в области права, судья Варвара Папарыга вообще не должна была принимать это дело к своему производству, так как оно Долгинцевскому районному суду не подсудно. Мало того, оно вообще не может рассматриваться в судах Украины, так как данные правоотношения касаются непосредственно граждан другой страны.

Лед тронулся, господа присяжные и заседатели! Хотя при подобных раскладах мог бы этого и не делать. Ведь ему (делу) просто суждено было оставаться на месте, как часовому на посту у знамени воинской части.
В Долгинцевском районном суде под председательством судьи Варвары Папарыги, вопреки протестам адвокатов ответчика-иностранца, всё-таки начался судебный процесс, «на повестке дня» которого - лишение родительских прав гражданина Словении Романа Смерколь в отношении его родного сына Артура, гражданина той же страны и сегодня проживающего в Саксаганском районе Кривого Рога со своей бабушкой по материнской линии. У которой, кстати, не имеется прав на опеку своего внука.
Одновременно районный суд рассмотрит встречный иск о возвращении ребенка родному отцу.
Как мы ране сообщали, гражданин Словении Роман Смерколь на протяжении последних девяти лет безуспешно пытается бороться с украинской бюрократической, псевдо-патриотической системой, которая не дает ему возможности и законного права (украинского права, ведь словенское он уже получил) быть вместе со своим родным сыном, гражданином той же Словении.
Согласно официальному документу, полученному из архива одного из исполкомов Словении, при рождении совместного сына Артура, его мать Елена дала официальное согласие на то, чтобы малышу был присвоен статус гражданина СЛОВЕНИИ! В чем и расписалась.
Напомню, что после того, как в 2006-м году после рождении ребенка супруга Романа ухала погостить к своим родственникам в Кривой Рог и обратно не вернулась, о чем и уведомила своего мужа (не вернусь!) мужчина обратился в окружной суд города Любляна. Окружная судья города вынесла решение: ребенка вернуть отцу. А мать обязана выплачивать алименты в сумме порядка 80 евро в месяц. Это решение суда является ОКОНЧАТЕЛЬНЫМ!
Судье Саксаганского районного суда Кривого Рога оставалось лишь соблюсти формальность: легализовать решение словенского окружного суда. Да не тут-то было. НЕТ, говорит судья, ребенку будет лучше жить с матерью!
Вопреки решению окружного суда Словении, Роман (Роман, а не Елена) предает Елене из рук в руки деньги на содержание Артура, а по приезду в Кривой Рог каждый раз засыпает своего малыша подарками, одеждой и так далее.
Годы шли, Артур подрастал, а Роман безуспешно пытался вернуть ребенка на родину, в европейскую страну, гражданином которой малолетний Артур как раз таки и является. Роман привозил на содержание Артура кругленькие по нашим меркам суммы, периодически приезжая в Кривой Рог, как всегда привозил подарки и в присутствии Елены встречался со своим сыном. По его словам, будучи в Словении ежедневно общался с Артуром по скайпу (под контролем Елены или ее матери), либо разговаривал со своим сыном по мобильному телефону.
27 июля 2015-го года Елена скончалась. О внезапной смерти своей бывшей жены Роман не знал. В день кончины Елены бывшая теща мужчины сделала всё возможное, чтобы лишить ребенка связи с отцом: отключила скайп и изолировала мобильный телефон.
А далее бывшая теща Романа написала заявление в Долгинцевскую районную милицию о том, что место нахождения отца ребенка НЕИЗВЕСТНО. Не находит доблестная Долгинцевская районная милиция иностранца, в чем и расписывается, выдав бывшей теще Романа соответствующую справку.
С этой справкой бабушка Артура обращается в службу по защите прав детей Саксаганского райсовета Кривого Рога с просьбой оформить на нее временное опекунство. 5 августа 2015-го года Служба выносит такое решение: оформить! А также по инициативе бабушки Артура встал вопрос о лишении Романа Смерколь родительских прав.
10 сентября 2015-го года в Службу поступает от него заявление. В официальном документе Роман указывает, что имеет намерение заниматься воспитанием и содержанием своего сына Артура.
15 сентября 2015-го года комиссия по защите прав детей принимает решения:
1. О нецелесообразности лишения родительских прав Романа Смерколь.
2. Отменить свое же решение от 5 августа 2015-го года о временном опекунстве, оформленном на бабушку Артура.
С этого момента де-юре малолетний Артур остался без опеки.
Поняв, что мирным способом проблемы не решить, Роман письменно обращается в Криворожский отдел Службы безопасности Украины. Мужчина просит помощи у спецслужб по содействию ему, гражданину иностранного государства, в возвращении малолетнего сына.
А тем временем в Долгинцевском районном суде начался судебный процесс по инициативе бабушки Артура. Женщина требует лишить Романа Смерколь родительских прав, а опекунство над внуком оформить на нее.
Невзирая на протесты адвокатов ответчика-иностранца, которые попытались доказать суду, что подобные дела неподсудны судам Украины, судья Варвара Папарыга встала на сторону истицы и ее представителя: судебному рассмотрению быть! Тогда адвокаты ответчика подали встречный иск с требованием вернуть ребенка родному отцу.
Как говорилось ранее, гаагская конвенция дает судам на рассмотрение подобных дел всего лишь (всего лишь по меркам, в том числе криворожских районных судов) 6 недель. Но, похоже, что Долгинцевский районный суд, приняв этот иск к своему производству, не только не против, чтобы истица затягивала судебный процесс, но и оказывает ей в этом посильную помощь.
А вот и подробности этого (мягко сказано) рассмотрения. Подав иск в суд, истица и ее представитель вообще не явились на заранее назначенное судебное заседание. Притом два раза. Без каких либо на то уважительных причин. И судья на подобные неявки не отреагировала. Далее судья Папарыга назначает судебное заседание на 9 ноября 2015-го года. Снова отсутствует истица и ее представитель. Следующее заседание судья назначает на 4 декабря 2015-го года. Именно в этот день судья и принимает решение рассматривать это дело. И назначает следующее слушание на 29 декабря. И в этот же день (4 декабря) она назначает последующее заседание на… 26 января 2016-го года. О каком шестинедельном рассмотрении дела вообще может идти речь? Так и я - о том же. Такое складывается впечатление, что истица играет в одной команде с судьей. Но и это еще не всё. Когда адвокаты иностранца вместе с представителем третьей стороны (службы по защите прав детей Саксаганского райсовета) прибыли в суд на очередное судебное слушание (29 декабря 2015-го года), то их, как мне показалось, не только оскорбили, но и унизили, опустили ниже плинтуса своим пренебрежением. И пренебрежением в первую очередь со стороны судьи и ее подопечных. И вот как это было. Прибыв на заранее запланированное судебное заседание 29 декабря, адвокаты иностранца, представитель Службы, а также пресса и свидетели по делу - были по-настоящему удивлены. Как оказалось, судья Папарыга занята другим процессом и находится в совещательной комнате. Когда адвокаты ответчика обратились к помощнику (то ли секретарю) судьи Папарыги, то услышали в ответ: «Заседания не будет. Представитель истицы пришла, бросила заявление на стол и ушла». Но то, что сказала дальше сотрудница суда, лично меня шокировало: «Я просила представителя истицы, чтобы она уведомила адвокатов ответчика о переносе судебных слушаний».
Наши читатели, вероятно, задались вопросом: а почему бы секретарю (помощнику) судьи Папырыги не сделать это самой? Зачем адвокатов, третью сторону в деле, прессу и свидетелей заставлять приходить в суд, если заранее известно, что слушания не состоятся? Вот и у меня возникают такие же закономерные вопросы, на которые не имеется ответов. Дальше - больше. Когда адвокаты ответчика поинтересовались содержимым того самого заявления представителя истицы (какова причина неявки, дабы понять уважительная она или так себе) секретарь-помощник ответила: «Заявление находится у судьи. Вот выйдет она из совещательной комнаты - у нее и поинтересуетесь». Надо полагать, что заявление было подано в суд не в этот день. И у суда было время (о возможности я умолчу) уведомить другую сторону спора о переносе судебного заседания. Время было, но не было желания?
Складывается впечатление, что судья заранее знала, что судебного заседания 29 декабря не будет (прослеживается какая-то тайная договоренность с истицей), оно не состоится по причине… какую бы придумать. Ага, по заявлению истицы и ее представителя. Чего уж проще.
Как я уже говорил ранее, Роман Смерколь пытается восстановить справедливость на протяжении последних девяти лет. Похоже, что истица-бабушка пытается затянуть этот процесс еще на девять лет, пока Артуру не исполнится 18 лет. Вы скажете, что такого не может быть. Да в наших судах может и не такое произойти. И уже не столь важно, выиграет ли бабушка этот процесс или с треском проиграет. Тут надо бы его заволокитить этот самый процесс. А там, как говорил восточный мудрец: «Либо спорный ишак от старости сдохнет, либо оппонент»…
А как нам понимать иначе? Ведь, как правило, затягивать рассмотрение дел в судах пытаются ответчики, а никак не истцы. Или я не прав? Ведь как раз таки первые горят желанием получить положительные для них судебные решения на руки как можно быстрей. В нашем же случае приходится наблюдать аномалию…

Денис Николаев (067-973-38-93)
специально для сайта
Весь Кривой Рог

Добавить комментарий